Куда спрятался мой дар?

«У каждого христианина есть духовный дар» – редкий проповедник не произносил эту фразу. Ему хорошо. Он стоит за кафедрой и тем самым свой «дар» наглядно всем демонстрирует. Обычно есть ещё несколько счастливчиков, которые вполне определились со своими «дарами». Они слушают с явным удовлетворением. Но немало и тех, которые ощущают растерянность и смущение. Некоторые не могут понять, что за дар у них есть. Другие, вроде бы, что-то обнаружили, но не знают – дар ли это. Немало и тех, которые уже давно разочаровались во всяких поисках и привычно пропускают эти слова мимо ушей. Неужели Бог одаривает человека как-то исподтишка, так что дар можно и не заметить? И почему апостолы, хотя и призывают: «Служите друг другу каждый тем даром, который получил» (1 Пет. 4:10), но не спешат рассказывать, как обнаруживать этот дар?

Похоже, мы просто не туда смотрим. Неверные ожидания вполне могут помешать нам разглядеть, что именно мы получили. Самая распространённая точка зрения: дар – это особая способность, данная христианину Богом. Поэтому человек вглядывается в себя, пытаясь эту способность увидеть. Анализируются таланты, склонности, навыки, желания, успехи. Хорошо тем, у кого есть яркое умение проповедовать. Но как быть всем остальным? Утешиться универсальным «даром молитвы»? Сказать, что нужно кому-то и «накрывать на стол»? Но остаётся сомнение: Бог действительно даровал особую способность накрывания столов? Это и есть дар? И как быть другим, чьи услуги у стола не понадобились, или кто физически не может делать и это?

Важно заметить, что в основных текстах, говорящих о дарах (Рим. 12:4-8; 1 Кор. 12; Еф. 4:7-16), акценты расставлены иначе. Вовсе не способности выступают на первый план. Апостол Павел каждый раз использует для описания церкви образ тела, состоящего из различных членов. Оно похоже на человеческое тело, в котором «не у всех членов одно и то же назначение» (Рим. 12:4), в котором благодаря разнообразию все друг в друге нуждаются (1 Кор. 15:22), и которое «Бог так составил… что наиболее обделенному члену оказал особую честь, чтобы не было разделения в теле, но члены одинаково заботились бы друг о друге» (1 Кор. 12-24б-25). Фактически, речь идёт не об индивидуальных способностях, но о ролях, которую верующие играют во взаимодействии с братьями и сёстрами в церкви.

Само описание даров также содержит указание на такое взаимодействие: «Каждому дается проявление Духа на пользу. Ибо кому чрез Духа дается слово мудрости; кому же – слово знания, в согласии с тем же Духом…» (1 Кор. 12:7-8). Не сказано, что Дух наделяет просто мудростью или знанием, то есть некой личной способностью. Но даётся именно «слово», то есть возможность принести пользу другим. Вне ответа на нужду дар вообще не имеет смысла. Более того, о дарах говорится параллельно с «назначениями» (Рим. 12:4), «служениями» и «действиями» (1 Кор. 12:4-6). Всё это в контексте практически синонимы. Одарённый человек ставится Духом на то место, в теле церкви, на котором он будет играть свою роль, будет способствовать общей жизни тела. Дар и есть возможность соучастия в общецерковной жизни.

Индивидуальные способности – не важно, получены они от рождения, появились в результате обучения, или даже обретены сверхъестественным образом – ещё не являются сами по себе дарами, о которых идёт речь в указанных текстах. Важно их приложение к конкретным нуждам. В этом отношении примечательны слова апостола Павла, обращённые к римлянам: «Я жажду увидеть вас, чтобы уделить вам некоторое дарование духовное для утверждения вашего» (Рим. 1:11).

Почему дарование «некое»? Нежели Павел, рассказывающий о себе как о вестнике Евангелия, не знает, что будет делать в Риме? Но видимо, он понимает, что особенности его духовного служения будут определяться не просто его способностями, но конкретной ситуацией в поместной церкви. Бог дарует ему сыграть роль, необходимую в свете местных церковных нужд. Более того, он уточняет: «…то есть утешиться, вместе с вами, общей верою, вашею и моею» (Рим. 1:12), сознавая и важность взаимодействия, и собственную нужду в Божьем действии через других. В Риме Павлу предстоит не просто сделать что-то для римлян, но, прежде всего, разделить с ними общую церковную жизнь.

При подходе к дарам, как к возможности участвовать в жизни тела церкви, снимаются многие вопросы. Мы осознаём, что апостолы не учат нас искать свои «дары» по той причине, что они постоянно наставляют нас, как жить церковной жизнью, в которой всё и становится на своё место. И если в посланиях и заходит речь о дарах, то сказано о них, чтобы побудить нас лучше исполнять дарованные нам роли. Для этого нужно заниматься своим делом (Рим. 12:2-8), не разрушать всё своими амбициями (1 Кор. 12), использовать даваемую Богом силу (1 Пет. 4:10-11), возрастать, участь служению у поставленных Богом людей и сопротивляясь обманщикам (Еф. 4:7-16). Поэтому наша задача не искать в себе какую-то тайную способность, но видеть вокруг себя церковь как тех, кому мы нужны, и в ком мы нуждаемся. Благодаря Божьим дарам это осмысленный поиск. Дары живут в теле, «скрепляемом и соединяемом посредством всяких живительных связей» (Еф. 4:16).

Потому даже немощный, неспособный ни проповедовать, ни накрывать на стол, в нормальной ситуации становится неотъемлемой частью общей жизни, где забота о его нужде и его отклик – важная часть направляемого Духом совместного взросления христиан.

Многократно повторяемая фраза «каждый должен знать свой духовный дар» порой содержит слишком сильный акцент на слове «свой». Это сбивает с толку, заставляя излишне копаться в собственных особенностях вместо того, чтобы жить как часть общины, делая, что можешь и что нужно. Страдания в стиле «я не знаю свой дар» или «мой замечательный дар никому не нужен» порождены этим смещением внимания (порою, навязанным извне).

В каком-то смысле, мой дар вообще не является моим. Это Божий дар через меня для других. И если другие не попадают толком в поле моего зрения, действительно, будет не просто разобраться. Это напоминает детали, извлечённые из сложного механизма: некоторым можно найти какое-то стороннее применение, некоторые, кажется, сами по себе ни на что и не годны, но лишь помещённые на своё место, они обретают смысл и начинают работать.

У каждого христианина, действительно, есть духовный дар. Но не нужно забывать, что ни он, ни другие не разберутся в этом даре вне жизни церкви. И потому, стоит задаваться не вопросом «какие у меня способности», но вопросом «что полезного я могу сделать для окружающих». Так приходят ответы и находятся все Божьи дары.


Автор: Павел Тогобицкий